Бракоразвод.kz

Юридическое Бюро Кадырова Рената

г.Алматы, БЦ "Алтын Гасыр",

ул. Шевченко, 118 (уг. ул. Байтурсынова), оф. 324

e-mail: brakorazvod@gmail.com

Skype: Renat.kz

(727)317-17-20,+77019777073

Новости

13.10.16 | ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ДЕЙСТВИЙ ПО ВЗЫСКАНИЮ АЛИМЕНТОВ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ В УПРОЩЕННОМ ПОРЯДКЕ

03.10.16 | Пилить поварешку в суде можно, но лучше разводиться нормально — эксперт.

29.07.16 | Что делать, если в свидетельстве о государственной регистрации актов гражданского состояния ошибка?

25.02.16 | В Алматы известные юристы давали бесплатные консультации в рамках акции «Народный юрист»

22.08.2013 - К вопросу о субъектах договора суррогатного материнства в Республике Казахстан

У автора д.ю.н., профессора Э. Мухамеджанова возникли неоднозначные вопросы по поводу правовой регламентации в практике применения статьи 1 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье».

Не секрет, что сегодня все чаще и чаще граждане нашей страны стали участвовать в правоотношениях связанных с суррогатным материнством. Так, например, только в 2011 году услугами суррогатных матерей в Казахстане воспользовалось 200 супружеских пар /1/. Причин тому множество. Одни вступают в эти правоотношения по медицинским показателям (например, бесплодие), другие по экономическим и иным мотивам.

Суть этих правоотношений, в общем, изложена в подпунктах 33) - 35) статьи 1 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье», а более детально в главе 9 данного кодекса. В этой главе изложены основные понятия, относящиеся к институту суррогатного материнства: заключение и содержание договора суррогатного материнства; требования, предъявляемые к суррогатной матери; права и обязанности сторон договора; применение вспомогательных репродуктивных методов и технологий; правовые последствия договора суррогатного материнства.

Однако, несмотря на столь подробную правовую регламентацию, в практике применения названных норм и положений возникают неоднозначные вопросы. Одним из них является вопрос о субъектах договора суррогатного материнства.

Так, например, в названных подпунктах статьи 1 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье» законодатель дает определения суррогатной матери, суррогатного материнства и договору суррогатного материнства. При этом суррогатная мать - это «женщина, вынашивающая плод после применения вспомогательных репродуктивных методов и технологий и рожающая ребенка (детей) для заказчиков согласно договору суррогатного материнства». Под суррогатным материнством законодатель понимает «вынашивание и рождение ребенка (детей), включая случаи преждевременных родов, по договору между суррогатной матерью и супругами с выплатой вознаграждения», а под договором суррогатного материнства - «нотариально удостоверенное письменное соглашение между лицами, состоящими в браке (супружестве) и желающими иметь ребенка, и женщиной, давшей свое согласие на вынашивание и рождение ребенка путем применения вспомогательных репродуктивных методов и технологий».

Как видно из этих определений в них во всех идет речь о правоотношениях, которые складываются, с одной стороны, между женщиной (суррогатной матерью), а с другой - заказчиками; супругами; лицами, состоящими в браке (супружестве) и желающими иметь ребенка. Отмеченное наглядно свидетельствует о том, что законодатель в первом случае однозначно четко определяет субъекта данного правоотношения, а во втором - субъекты именуются, то заказчиками, то супругами, то лицами, состоящими в браке (супружестве) и желающими иметь ребенка. В этой связи возникает вопрос, «заказчики», «супруги», «лица, состоящие в браке (супружестве) и желающие иметь ребенка» это равнозначные, тождественные понятия или нет?

На первый взгляд, ответ на этот вопрос вполне очевиден. Супруги и лица, состоящие в браке (супружестве) это понятия равнозначные к такому выводу можно придти на основании анализа подпункта 26) статьи 1 Кодекса РК «О браке «супружестве» и семье», где дано определение брака (супружества).

Сложнее дело обстоит с термином «заказчики», т.к. в Кодексе РК «О браке (супружестве) и семье» законодатель содержание этого термина не раскрывает. В толковом словаре русского языка под «заказчиком» понимается лицо, которое делает заказ /2/.

Следуя этому определению можно предположить, что в рассматриваемом случае термин «заказчики», несет на себе двойную смысловую нагрузку, т.е. под ним можно понимать, как супругов, заключающих договор с суррогатной матерью, так и лиц, желающих иметь ребенка от суррогатной матери. Такой вывод подтверждается, во-первых, тем, что в определении понятия «суррогатная мать» законодатель применяет обобщающий термин «заказчики», к числу которых относит и супругов и лиц, желающих иметь ребенка. Во-вторых, в статьях 54, 55 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье», законодатель применяет одновременно сразу два термина «супруги» и в скобках (заказчики). Это, на наш взгляд, говорит о том, что законодатель в целях экономии словесного материала с термином «супруги», применил не связанный с этим понятием и другой, вполне самостоятельный термин «заказчики», подразумевая под ним лиц, желающих иметь ребенка, но не супругов.

Оппоненты могут возразить, сославшись на то, что законодатель в данных статьях употребил оба термина лишь потому, что супруги по договору о суррогатном материнстве выступают, как заказчики. Этот аргумент можно подкрепить и тем, что в определении суррогатного материнства, законодатель ведет речь только о супругах и больше ни о каких лицах, а также тем, что анализ статьи 59 комментируемого Кодекса РК также позволяет придти к такому мнению. Например, в пункте 4 названной статьи законодатель говорит: «В случае расторжения брака (супружества) супругов (заказчиков) ответственность за ребенка, родившегося по договору суррогатного материнства, возлагается на обоих супругов (заказчиков)».

На основании этого можно сделать вывод, что термины «супруги» и «заказчики» в рассматриваемом случае являются идентичными.

С таким доводом, хотя и убедительным, на наш взгляд, согласиться все же нельзя, так как он не только исключает из числа субъектов правоотношения, связанного с суррогатным материнством, лиц, не состоящих в браке и желающих иметь ребенка от суррогатной матери, но и противоречит самой идеи суррогатного материнства. Здесь мы имеем в виду определение суррогатного материнства данное в статье 100 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения», где закреплено, что «1. Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка, включая случаи преждевременных родов, по договору между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после введения донорского эмбриона) и потенциальными родителями». И далее «3. Права и обязанности суррогатной матери, потенциальных родителей, права ребенка и порядок заключения соглашения регулируются законодательством Республики Казахстан о браке (супружестве) и семье».

Из процитированного видно, что договор суррогатного материнства заключается между суррогатной матерью и потенциальными родителями, которыми могут быть, на наш взгляд, как лица, состоящие в браке, так и не состоящие в нем, т.е. одинокие.

Кроме того, довод, что понятия «супруги» и «заказчики» идентичны, также неверен и потому, что он лишает лиц, не состоящих в браке или одиноких, права на создание своей семьи, а также ведет к нарушению прав граждан в сфере их репродуктивных прав. Известно, что семья это не только круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака (супружества), но и родства, свойства, усыновления (удочерения) или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений. (см.: подпункт 29) статьи 1 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье»).

Не укладывается в формат тождества супруги-заказчики и тот момент, что согласно пункту 1 статьи 58 Кодекса о браке (супружестве) и семье применение вспомогательных репродуктивных методов и технологий допускается в отношении женщин, как состоящих в зарегистрированном браке (супружестве), так и в отношении женщин, не состоящих в браке (супружестве). Иными словами отмеченное следует понимать, так, что женщины, не состоящие в браке, имеют право на вспомогательные репродуктивные методы и технологии, т.е. на искусственную инсеминацию, искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона.

При этом, согласно пункту 2 статьи 58 Кодекса о браке (супружестве) и семье женщина, сама вынашивающая и рожающая ребенка в результате применения вспомогательных репродуктивных методов и технологий, включая использование спермы донора, является генетической матерью ребенка. На основании этого также можно заключить, что и договор суррогатного материнства не должен исключать из числа заказчиков, как супругов, так и лиц, не состоящие в браке.

В свете этого возникает и другой вопрос, а может ли в качестве заказчика в договоре о суррогатном материнстве выступить одинокое лицо мужского пола. Исходя из вышеизложенных рассуждений, на поставленный вопрос можно дать положительный ответ. Однако прямого ответа на поставленный вопрос в действующем казахстанском законодательстве не найдешь.

Между тем, такой ответ можно найти в определении суррогатного материнства, которое было разработано в 2001 году Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Согласно этому определению «гестационный курьер: женщина, у которой беременность наступила в результате оплодотворения ооцитов, принадлежащих третьей стороне, сперматозоидами, принадлежащими третьей стороне. Она вынашивает беременность с тем условием или договором, что родителями рожденного ребенка будут один или оба человека, чьи гаметы использовались для оплодотворения» /3/.

В заключение хочу отметить, что вопросы, поднятые в данной статье, свидетельствуют о том, что законодатель четко не определил круг субъектов второй стороны договора суррогатного материнства. Кроме того, правоотношения регулирующие вопросы суррогатного материнства не имеют четко выверенного понятийного аппарата. Это наглядно было показано на примере понятия «суррогатного материнства» данного в статье 100 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» и в статье 1 Кодекса РК о браке (супружестве) и семье. В тоже время всем хорошо известно, что отсутствие единого понимания терминов приводит не только к неверным их трактовкам и заключениям, но порождает коррупционные правонарушения со стороны контролирующих органов, а также осложняет жизнь лицам, желающим обзавестись ребенком при помощи суррогатной матери.

 

 

Литература

1. Амирова Д. Мама по договору. Сайт газеты «Юридическая газета».

2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Рус. яз., 1991. С. 209.

3. Рекомедации ВОЗ: терминология ВРТ. Проблемы Репродукции. Издательство «Медиа Сфера». Интернет-ресурс:http://www.mediasphera.ru/journals/reproduction/detail/289/4375/.



Э. Мухамеджанов Информслужба ZAKON.kz

Автор проекта Ренат Кадыров. Все права защищены.
Запрещается копирование и распространение любой информации с данного сайта в любой форме.
Создание сайта